Станислав Богуш: человечность Сёмина кое-кто принимал за слабость

Печать

Станислав Богуш — это вратарь-легенда, вратарь-фантом. Он прорвался на футбольный небосклон «из ниоткуда» и сходу выдал блистательную «сухую» серию, которая оборвалась лишь на 784-й минуте.

А затем «всё пропало». Вратарь, с которым «Динамо» выигрывало последние в своей истории золотые награды чемпионата страны, сначала оказался не нужным Валерию Газзаеву. А потом, как бы в продолжение всех бед, на голкипера обрушилась эпидемия травм. Медицинский марафон, включавший в себя восстановления после травм и новые повреждения, растянулся почти на 3,5 года.

...Впервые я встретился со Стасом Богушем зимой 2009-го. За плечами у него уже была та самая сухая серия и успешная игра за команду в Лиге чемпионов. Впереди маячили те самые золотые награды и полуфинал Лиги Европы. Но напротив меня сидел абсолютно чистый от звёздности молодой человек. Видимо, он так располагал к себе, что я сходу перешел в общении на «ты» - случай для меня исключительный.

Во второй раз мы встретились спустя 4,5 года. Он уже не звезда «Динамо», а его будущее все еще покрыто туманом. Но передо мной отнюдь не сломленный жизненными невзгодами человек. Стас подтянут-«подсушен» (а ведь не так давно, даже при его немаленьком росте, он весил целых 96 кг), его глаза — вовсе не погасшие софиты. Стабильность — признак класса. И не только вратарского. Это атрибут мужской породы.

Фото: www.footboom.com

Мы некоторое время кружим по центру Киева в поисках места для беседы. Памятуя о страшной аварии, в которую угодил Богуш, я внимательно слежу за манерой его езды. Он не хамит, но и себя в обиду не даёт. Когда из крайнего правого ряда бесцеремонно вклиниться в трафик пытается другой джип, Стас после небольшого промедления даёт по газам.

Потом уже объяснит: «Первое время было немного страшно. Особенно, когда едешь по дороге, а справа припаркованная машина включает поворот. Это же моя история... И я сбавлял скорость до 40-ка. Так продолжалось около месяца. Все припаркованные машины были в зоне моего повышенного внимания. А потом прошло...».

Схожие эмоции он испытывал, каждый раз возвращаясь на поле после травмы. «У меня, в основном, прыгательные проблемы. Чтобы резко выпрыгнуть — нужно прилагать усилия. Поначалу боязно, но проходит время, мышцы крепчают и всё стихает». Человек, который перебарывает свои страхи, создает предпосылки для собственного успешного будущего.

Впрочем, в случае со Станиславом Богушем лучше постучать три раза по дереву и просто верить в лучшее. Уж слишком много испытаний выпало на его долю.

Это интервью о Богуше и «Динамо», о Газзаеве и Сёмине и разнице между ними.

Юрий Семин три месяца называл Максима Коваля "Стасом"... Почему в межсезонье не угодил в «Габалу» к ЮрПалычу?

А просто не было никакой конкретики. Это все было на уровне слухов интернетовских.

Были предложения от некоторых команд ехать на сборы, но на тот момент я еще продолжал восстанавливаться после операции. Пришел в норму в середине августа, когда чемпионат был уже в разгаре и большинство команд уже сформировали свой штат.

И я решил набирать форму постепенно . В «Динамо» мне пошли навстречу. Сейчас тренируюсь со второй командой.

Экзотика в плане предложений была?

Эмираты, например. Но вот такого, что какая-то команда конкретно позвала — такого не было. Всё на уровне разговоров: как смотришь, да-да, нет-нет...

У тебя не те отношения с Сёминым, чтобы позвонить лично и предложить свои услуги?

Мне почему-то кажется, что это не совсем правильно. Наверное, должна все-таки быть какая-то субординация. Не знаю, может у меня неправильные понятия или я старомоден, но у меня никогда такого не было, чтобы я сидел под кабинетом у президента клуба и что-то там выбивал у него. Спрашивать, упрашивать, выпрашивать — я таким никогда не был и уже не буду.

Игрокам, проявившим себя, как правило, улучшают условия контракта. Ты в «Динамо» познал это на себе?

Я подписывал контракт на пять лет. Не по схеме «2+1» или «3+1», а как бы не на максимально допустимые пять лет. И условия уже не пересматривались.

На тот момент я шел в команду, в которой мечтал играть с детства, и о деньгах думал как бы не в последнюю очередь. Мне хотелось играть на высоком уровне. А деньги сами пришли бы... Кто ж думал, что из этих пяти лет 3,5 года я буду лечиться.

Фото: inukr.net

Можешь разбить штамп о вратаре и ближнем угле? Просто возникает вопрос — а что тогда делать с дальним?

В 90% случаев — это именно зона ответственности и вина вратаря. Остальные 10% — скидка на специфику игрового момента.

Гол от Срны в Кубке Украины-2010 — вратарский?

Без вариантов. Там мяч нырнул под руку. Считай, моя ошибка. Да, у Срны удар получился специфический — падающий, он же на ходу был, бежал, но это не оправдание.

Тебе снятся голы или сэйвы?

Ни то, ни другое. Сны футбольные снятся крайне редко и я их не запоминаю. А конкретные моменты вообще не снятся.

Экс-вратарь "Химок" Анатолий Рожков вспоминал о методах работы Сергея Краковского: "Сергей Викторович тихо так объявил, что всё будет просто, что сейчас гнать никуда не будем. И вот после этой простой, неспешной разминки меня тихонечко вырвало в уголке». Ты ведь пришел в «Динамо» и сразу угодил в лапы к Краковскому.

Я Краковского еще пацаном помню, когда он в Запорожье тренировал. Тогда Близнюк, Гребенюк еще играли. У нас летом был тренировочный лагерь и мы из-за забора смотрели, как тренируется первая команда «Металлурга». Скажу я вам, это было грандиозно. Нагрузки были такие, что всё то, что сказал Рожков, имело место быть.

Но в «Динамо» нас это уже не коснулось в таком объеме. Было тяжеловато только на сборах, где идет ОФП. Наверное, он пересмотрел свои взгляды на тренировочный процесс. Человек же не стоит на месте, развивается. Со штангами мы не прыгали. Бешеных нагрузок не было, да и не могло быть. У нас игры были через три дня на четвертый или через два на третий. Стояла задача — восстановиться, а не загрузить еще больше.

Самое запоминающееся упражнение от Краковского?

Знаменитых упражнений у него много было, но нам повезло больше, чем другим вратарям. Навскидку вспомню «белку в колесе»: ставится барьерчик, работаем одним мячом; сначала тренер катит мяч низом и ты летишь за ним под барьером, встаешь и ловишь мяч в прыжке, уже перелетая над барьером. И так пять повторений. Со стороны это действительно напоминает белку в колесе.

Фото: zn.ua

Что за травма у тебя приключилась перед началом второго сезона в «Динамо»?

По-научному, это звучит как дисторзия передней поверхности бедра. Это даже не надрыв, просто сильное растяжение. Пауза была полторы или две недели. Но Газзаев настоял на том, чтобы я все-таки поехал в Германию на обследование. Туда-сюда, пока вернулся. Короче... Всё было понятно, как только он пришел.

Понятно, что он главный тренер и ему решать. И для всех не можешь быть хорошим. Но — вот так вот. Было еще много непонятных на тот момент вещей.

А все-таки добиться личной встречи и расставить точки над «і»?

Ну, у него была практика личных бесед — так что «добиваться» не надо было. О футболе в основном, конечно, разговаривали. Индивидуальные беседы были практически перед каждой игрой. Пару раз говорил: вот этот матч стоит Саша, а ты готовься играть через неделю. Ну, ты готовишься, тренируешься, и бац — тебя не называют в составе. Естественно, ты начинаешь себе что-то придумывать-додумывать.

Потом снова: счас Саша сыграет, а ты готовься следующую. И снова тебя нет в старте. Я начал «дёргаться», потому что не понимал, что от меня хотят и зачем такие манипуляции: то ли чтоб держать меня в тонусе, то ли еще для чего-то. А я так устроен, что меня готовить специально вообще не надо: состав объявили за 2-3 часа до игры — и вперед. А когда тебе за неделю говорят... Для меня это вообще было диковато: мало ли что за эту неделю может произойти. Как будто я перестану усерднее тренироваться от знания, что в этом матче сыграет другой. Ладно, то такое...

Вот так и потерял внутреннее равновесие. А потом у Саши случилась микротравма. Я внутренне готов играть, но эмоциональный фон не лучший. Мелочей в футболе не бывает. Психология — это штука серьёзная.

Но были же примеры отеческих, искренних отношений со стороны Газзаева к тебе?

Я эту «искренность» почувствовал только в обратную сторону. Абсолютно... Аб-со-лют-но...

Тренер-злодей?

Ну, почему «злодей»? Для всех злодеем быть не можешь. Есть же позитив: как он упорно, не смотря на критику, ставил в состав Андрей Ярмоленко. Женя Хачериди — тоже его креатура.

Фото: donbass.ua

Это то хорошее, что проросло. Быть может, есть и негатив, который дал всходы?

Смотри: была команда, которая выиграла чемпионат, играла в полуфинале Кубка УЕФА. Пришел Газзаев и на 85% перестроил её под себя. Грубо говоря, разрушил то, чтобы было создано Юрием Палычем, и попытался создать своё. Что было дальше, все знают. И каждый сам может выставить свои оценки.

Микроклимат при Газзаеве стал хуже, остался таким же?

Как по мне, стал хуже. Потому что поменялась команда, которая добилась каких-то результатов. Пришли новые ребята, и нужно было время, чтобы сыграться, притереться.

В команде не смеялись с приобретений Андре, Бертольо? Вопрос даже не в сумме трансферов, а в том что за немаленькие деньги были куплены попросту мальчишки... Как на это реагировали?

А так и реагировали: за головы хватались и спрашивали — как можно было взять одного и другого? Кое-кто и полтора матча в итоге не сыграл. Конечно, это «муляло».

Особенно это убивало местных пацанов, реально перспективных. Но им нужно было доверие, которое получил тот же Ярмоленко. Понятно, что нельзя ставить молодежь пачками, это абсурд, но шанс давать нужно.

Виталий Рева признавался, что играть в «Динамо» ой как непросто — постоянная психологическая нагрузка приводит к тому, что многие просто ломаются.

Я это прочувствовал, опять же, с приходом Газзаева. Когда тренер тебе всецело доверяет, ты это и без слов чувствуешь. Конечно, тогда легче играется. И совсем другие ощущения, когда ты думаешь только о том, как бы не облажаться, и начинаешь себя накручивать: почему он так сказал, почему он это сделал, что он от меня вообще хочет? Если разобраться, не на этом ты должен фокусироваться. Вот тогда и появляются ошибки.

А Газзаев мне едва ли не после каждой игры говорил, что я, скажем так, плохо отыграл. Когда тебе после каждой игры делают виноватым. Не снимаю с себя ответственности, что было, то было... Ладно, не хочу уже об этом. Устал я мусолить тему Газзаева.

И даже после завершения карьеры вряд ли расскажу что-то принципиально новое: придумывать ничего не буду и оговаривать тоже никого не собираюсь. А что было — то было...

У каждого тренера своя методика. И обижаться на кого-то — неправильно.

Фото: EPA/UPG

Юрий Сёмин — это пример человечного тренера?

Абсолютно. Скажу больше: возможно, во второй свой приход Палыч был чересчур человечный. И некоторые игроки это воспринимали как слабость. Мне кажется, можно было пожёстче себя повести с некоторыми людьми и в некоторых ситуациях.

Но это исключительно моя оценка, сделанная на основе того, что я наблюдал со стороны. Те моменты, которые прорвались наружу и стали известны широкой общественности — это уже следствие.

Но он же на игроков кричал, значит, не такой уж и добренький был...

Кричат 95% тренеров. В игре это абсолютно ни о чем не говорит. А команда на 90% формируется в тренировочном процессе. Игра — это показательные выступления. Основа всего — это тренировочный лагерь, на клубной базе или на сборах в Испании или Австрии. Там формируется коллектив, команда и отношения внутри нее... Ну, что еще рассказать?

Ну, как кто-то кому-то физиономию начистил? Ты вот ни с кем дрался?

Да нет, острых ситуаций не возникало.

Многие считают, что «Динамо» ошиблось, отпустив Ерёменко в «Рубин». Дескать, Роман «склеивал» ту команду изнутри.

Начнем с того, что Роман — отличный футболист. И «Рубин» не прогадал с его приглашением. При этом сказать, что Рома был капитаном вне поля — нет, такого не было. Он простой финский хлопец, русский с европейским менталитетом. Иногда это забавно смотрелось. Но пацан он классный. Надо будет ему позвонить, кстати.

Фото: www.faeri.ru

В «Шахтере» верховодит Срна. А кто при тебе верховодил в «Динамо»?

Самый опытный, наверное — Шовковский.

Он и был неформальным лидером коллектива — который не «пихает», а мотивирует, помогает, сглаживает острые углы?

В этом проблема была и, может быть, остаётся — потому что в «Динамо», на самом деле, нет такого уж коллектива единомышленников. И тут от одного человека мало что зависело бы. Здесь все должны проникнуться общей идеей и понимать, зачем они выходят на поле.

У тебя же сейчас в партнерах Александр Алиев. Лупит тебе издали?

Конечно. Удар у него такой же, как и был. А вот мячи стали летать лучше. Я думаю, с Jabulani ничто не сравнится. Это не мячи были, а кошмар какой-то. Довели ситуацию до абсурда. Тогда же вратари даже петицию какую-то подписывали, чтобы от них отказаться. Собирали подписи Касильяса, Буффона, Шовковскому звонили. Это же дурдом, сколько было пропущено голов из-за дикой совершенно траектории полета мяча. Дураков из вратарей делали, слепых каких-то... Сейчас виляют, конечно, но не так. А Jabulani мог 3-4 раза поменять направление.

Твои виды на будущее?

Конечно, хотелось бы остаться в Украине. Но у нас, к сожалению, всего пять команд, которые ставят перед собой высокие цели. В то же время я прекрасно понимаю: если хочешь, чтобы о тебе говорили — иди в «маленький клуб». Впрочем, хочется в футбол играть, а не славы...

Тэги: Валерий Газзаев, Юрий Семин, ФК Динамо Киев, Роман Еременко, Станислав Богуш
Печать
Материалы по теме
Читайте в разделе

Выбор читателей
Путін відпустив Надію Савченко до України. Чию заслугу в цій події ви вважаєте найбільшою?